Ловлей рыбы на безнасадочную мормышку я занимаюсь уже давно. Причем, далеко ездить на рыбалку не люблю. Так что, как мне казалось до недавнего времени, про местные водоемы и привычки их обитателей знаю практически все: глубины, рельеф дна, точки наиболее вероятного скопления рыбы, время наибольшей ее активности, и наиболее уловистые приманки. В декабре-январе, когда день еще очень короток, и времени на эксперименты особо не хватает, подобная информация может оказать неоценимую услугу. Но есть в подобном накоплении опыта и свои недостатки. Это привычка рыбачить в определенном стиле, которая накапливается годами. На любом водоеме, по привычке, в первую очередь начинаешь проверять именно те точки, где когда-то успешно отрыбачил. А если подобный успех здесь достигался на протяжении нескольких рыбалок, или сезонов — тогда такие точки притягивают к себе как магнит. То же касается и стиля проводки приманки. Для каждой потенциально уловистой точки он получается особенным. Причем, происходит это на каком-то бессознательном уровне.

Но в природе все течет, все изменяется. И если обстоятельства рыбалки складываются так, что привычки приходится сильно корректировать, начинается тяжелая ломка собственных стереотипов, которая может длиться и несколько дней, и неделю, и месяц. Однако нет худа без добра. Именно благодаря таким душевным встряскам и происходит очередное пополнение уникального рыболовного опыта. Нечто подобное произошло со мной несколько лет назад. Из-за многолетней засухи и сильного обмеления пойменных водоемов, я научился ловить рыбу на безнасадочную мормышку в водоемах, где глубина не превышает и полутора метров, а все дно покрыто густым ковром травы.

Трава, трава. Кругом трава.

Местность, где я живу, богата пойменными водоемами и небольшими речушками, многие из которых в нижнем течении имеют небольшие плесы. Глубина в этих водоемах небольшая, максимум 2.5-3 метра, а рельеф дна очень похожий: один берег пологий и сильно заиленный, а второй более глубокий и чистый от растительности. Особой популярностью у рыболовов-зимников пользовались плесы малых рек.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Благодаря постоянному притоку свежей воды глухозимья здесь не бывает. Но небольшая глубина, однообразный рельеф дна и обилие донной растительности вносили свои коррективы. Рыбалка с мормышкой здесь чаще всего сводилась к поиску более-менее широких прогалов в подводной растительности. И не потому, что в них скапливалась рыба. Здесь можно было рыбачить без зацепов. Чуть в сторону, и приманка на каждой проводке будет цепляться за траву. Чтобы сохранить расположение этих прогалов в тайне, рыболовы, каждый по своему, маскировали их. Так мы и рыбачили на протяжении многих лет.

Лет пять назад все резко изменилось. Из-за сильной жары и продолжительной засухи сильно понизился уровень грунтовых вод, а пойменные водоемы сильно обмелели. Но страшнее всего оказалось то, что из-за увеличившегося освещения ковер подводной растительности во многих из них сделался еще гуще. В некоторых местах трава стала доходить до самой поверхности, и образовались целые острова. Такое новшество рыбе понравилось, а вот рыболовам — нет. И если летом мы еще кое-как выкручивались, делая в траве искусственные окна, то зимой рыбалка сделалась практически невозможной. Особенно обидно было наблюдать точки, заросшие травой, где до этого, на протяжении многих лет, и намека на траву не было.

На речке детства моего.

В поисках свободных от травы водоемов многие рыболовы переселились поближе к коренной реке. Однако из-за возросшего рыболовного прессинга рыба здесь очень быстро сделалась излишне осторожной, и чтобы хоть как-то утолить свой рыбацкий голод, ее часто приходилось вышагивать — уходить от толпы рыболовов и искать свои уловистые точки.

С безмотылкой в подводные джунгли.

И вот однажды, набегав по льду несколько километров, и просверлив в нем с сотню лунок, я возвращался к машине через одну, пойменную лужу. Когда-то это был красивый речной затон. Лет 30 назад здесь был отличный песчаный пляж, и в изобилии водились увесистые окуни, которых мы летом ловили на живца, а зимой на мормышку с подсадкой навозного червяка. Потом, повзрослев, я заглядывал сюда и с безнасадочной мормышкой. Окуни клевали исправно. Но прокатившаяся по стране третья волна мелиорации затронула и речку моего детства. Ей прокопали новое русло, а затон превратился в мелководное пойменное озеро. Из-за разросшейся травы здесь практически никто не рыбачит. По дороге я догнал еще одного рыболова, который, как и я возвращался домой. Разговорились. Оказалось, коллега к реке не ходил, а весь день прорыбачил на этом озере. Но больше всего меня поразил его улов. В ящике лежало несколько десятков еще живых окуней. Самый мелкий из них навскидку весил не менее 100 грамм, а крупные особи были раза в два крупнее! В дополнение к увиденному, мой собеседник сказал, что такой улов совсем не диковинка, а рядовой результат, но секрета, как это ему удается, так и не открыл.

Признаюсь, увиденное не давало мне покоя. Понятно, любой водоем может хранить множество тайн, но факт, что в столь обмелевшей и заросшей травой луже, смогла сохраниться популяция крупного окуня, заставил меня сильно задуматься. Водоем моего детства бросал мне вызов.

Не скрою, на первой рыбалке я решил пойти проторенным путем, и в первую очередь проверить точки, которые ранее считались здесь уловистыми. Это было неверное решение. До самого вечера я боролся с нависающей на мормышку травой, и так и не увидел даже малейшего намека на поклевку.

Во второй свой выезд на это озеро я поставил перед собой задачу отыскать свободные от травы пятачки дна, а заодно пройтись по лункам, оставшимся от моего недавнего собеседника. Просверлив квадратно-гнездовым методом с полсотни лунок, и так же, не увидев ни одной поклевки, я было начал склоняться к тому, что рассказ того рыболова — банальный развод. Но ближе к вечеру мне все-таки удалось увидеть одну поклевку. От неожиданности я рано подсек, и рыба благополучно уплыла восвояси. До наступления темноты других контактов с рыбой не было.

Анализируя дома результаты этого выезда, я решил в следующий раз не зацикливаться на поиске прогалов, а пытаться рыбачить поверх травы. Но для этого нужно было знать горизонт, на котором она залегает. А что? Глубина не большая, и вода прозрачная. Можно попробовать рыбачить вприглядку. Но на водоеме оказалось, что и этот способ не совсем хорош. Из-за оптических искажений, определить глубину можно было только приблизительно. Но эта погрешность приводила к частым зацепам мормышки за траву, после которых лунку приходилось менять. Вдоволь наотжимавшись ото льда, решаю кардинально изменить анимацию мормышки, и проводить ее сверху вниз. Это, конечно, сильно противоречило моим прежним привычкам, но запутывание приманки в траве вообще делало ловлю бессмысленной. Как оказалось впоследствии, это было единственно верным решением.

Я вообще перестал сверлить свежие лунки, а мормышку опускал всего на несколько десятков сантиметров ниже кромки льда, и долго играл ею на одном уровне. Результативные поклевки начались ближе к закату, когда до наступления темноты оставалось часа полтора. Оказалось, что практически все лунки являются рабочими.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Правда, достать из них рыбу удавалось далеко не всегда. Стоило дать небольшую слабину при вываживании, и она успевала уйти в траву. Но обиднее всего было то, что тонкая (0.09 мм) леска иногда не выдерживала форсированного вываживания рыбы и лопалась. Однако к вечеру на льду ворочалось с десяток увесистых окуней и несколько плотвиц.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Это была именно та рыбалка, ради которой я и приехал на водоем своего детства! Главный секрет водоема был разгадан, и теперь мне оставалось только усовершенствовать свое рыболовное снаряжение.

Снаряжение.

Первым делом я переделал хлыстик и кивок. Чтобы леска при форсированном вываживании рыбы накоротке испытывала меньший стресс, штатный пластиковый хлыстик удочки был заменен на отслуживший свой срок стеклопластиковый пикерный квивертип мощностью 0.75 oz.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Для лучшей фиксации поклевок «на подъем» я поставил длинный комбинированный кивок рессорного типа, и немного загнул его к верху. С подвешенной на него мормышкой, кивок принимал S-образную форму. Конечно, такая конфигурация кивка лучше подходит для ловли леща, но и окунь в этом водоеме был особенный.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Увеличил я и диаметр лески, чтобы меньше терять мормышки, при форсированном вываживании рыбы в стесненных условиях, и при вытаскивании травы из лунки. Вместо лески диаметром 0.09мм, я намотал на шпули удочек леску Team Salmo MICRON диаметром 0.12 мм.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Такое увеличение толщины лески на количестве поклевок практически не сказалось, а вот потери приманок уменьшились.

Приманки, их монтаж и анимация.

Еще на первых рыбалках я заметил, что некоторые модели мормышек цепляются за траву сильнее других. В этот разряд попали «кобры», «клопики» и «бананы». По видимому, при опускании эти приманки далеко уходили в сторону, и легче «находили» траву. А вот «лесотки» и замаскированные под личинку мормышки от Salmo, цеплялись за траву меньше.

С безмотылкой в подводные джунгли.С безмотылкой в подводные джунгли.С безмотылкой в подводные джунгли.

На них я и решил сделать упор. А чтобы вообще исключить подцепки снасти за траву, на одну из удочек я решил поставить монтаж, как для ловли синца и подлещика на глубоких ямах. Связал на леске петлю длиной около 20 см, и разрезал ее ножницами на две несимметричные части. К короткому отрезку лески я привязал «мушку» под бокоплава без всякой подгрузки. А чтобы нагрузить кивок, на длинном отрезке лески зажал обычную свинцовую дробинку.

С безмотылкой в подводные джунгли.С безмотылкой в подводные джунгли.

При опускании в лунку дробинка должна была являться своеобразным отбойником, сигнализирующим о том, что оснастка наткнулась на траву, и глубже опускать ее не нужно. А крючок при этом остается выше травы, и не цепляется за нее. Забегая вперед, скажу, что монтаж этот оказался весьма удачным, а в некоторых водоемах вместо мухи я вязал на короткий поводок обычный крючок с искусственным мотылем LJ Pro Series EXTRA BLOOD WORM, или опарышем LJ Pro Series MAGGOT 12мм.

С безмотылкой в подводные джунгли.С безмотылкой в подводные джунгли.

При проводке сверху вниз игру мормышкой особо не разнообразишь. Но все-таки, нашлось несколько рабочих вариантов анимации приманки. Опустив мормышку под лед, я несколько секунд играю ею в одном горизонте. После этого приманка опускается чуть ниже, и цикл игры повторяется. И так до самой поверхности травы. Еще одним удачным вариантом анимации приманки (особенно по последнему льду) получилось простое медленное ее опускание с продолжительными, до 10 секунд, паузами. Оснастку с мухой, или крючком на поводке я просто равномерно подергивал при этом, медленно опуская ее вниз, пока грузик не упирался в траву.

О времени ловли.

Открыв для себя травяную ловлю окуня, я думал, что буду заниматься ею всю зиму. Но все оказалось не так просто. Сейчас, по прошествии нескольких сезонов, я могу с уверенностью сказать, что травяная ловля окуня бывает эффективной только в самом начале зимы. Более того, желательно, чтобы вы попали на водоем до тех пор, пока лед не нарастет здесь до толщины 15-20 см. После этого, чувствительный к нехватке кислорода окунь прекращает активно питаться. Верным признаком наступающего бесклевия являются жуки-палочники, которые массово начинают лезть в лунки.

С безмотылкой в подводные джунгли.

А вот плотва и подлещик, если они имеются в этом водоеме, продолжают довольно активно клевать всю зиму.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Вторая вспышка пищевой активности окуней происходит в самом конце зимы, когда начинается интенсивное таяние снега, и под лед начинает поступать богатая кислородом вода. Этот период ловли мне нравится даже больше перволедья. Клев окуня делается более предсказуемым, да и размеры его к весне увеличиваются.

Немного о тактике ловли.

Травяные озера мелководные, а рыба в них осторожная. При малейшем подозрении на опасность, она опускается в заросли травы, и может оставаться там очень долго. Иногда моя излишняя активность на льду портила мне всю рыбалку. Поэтому, придя на водоем, я сразу сверлю много лунок в различных местах, а потом по очереди их облавливаю. Лишний свет под лункой тоже ни к чему, поэтому я сразу присыпаю их ледяной крошкой, или снегом. Так же оправдала себя и частая смена лунок. Все из-за той же пугливости местной рыбы, после поимки нескольких хвостов, лунке нужно дать «отдохнуть». Вернуться сюда можно, не ранее чем через полчаса. А еще мне всегда интересны травяные острова. Если такой остров удается обнаружить, его можно «эксплуатировать» на протяжении нескольких рыбалок. Рыба в таких местах чувствует себя более комфортно, и меньше боится шума.

Со временем я пошел дальше, и осенью, по открытой воде начал подготавливать места для зимней травяной ловли. Прием простой — граблями в траве пропалывается узкая, шириной 20-30 см, траншея. Преимущество такой аккуратной прополки заключается в том, что она практически не меняет среду обитания рыбы. Эффективность такого приема была разной — от устойчивого клева, до полного отсутствия рыбы. Но неоспоримым преимуществом прополки было то, что я заранее знал места, где можно без зацепов помормышить.

С безмотылкой в подводные джунгли.

Хотя ловля в траве требует значительных усилий, она по-настоящему азартна и спортивна. Тем более что зимы в последние годы делаются все более мягкими, лед на больших водоемах становится поздно. А травяные водоемы замерзают даже при небольшом морозе, открывая великолепную возможность добраться до подводных зарослей, и половить со льда окуня.

Источник: salmoru.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 − 2 =