Весной за селезнями

Фото автора.

Сегодня вроде бы уже все согласились, что весенняя охота должна быть не менее двух недель.

Но нет. Опять какие-то юристы всунули палки в колеса, и все осталось по-прежнему.

Если Бог даст сил, то загляну и в Тверскую область.

Память услужливо возвращает к весенней охоте прошлого года.

Своими наблюдениями и впечатлениями о ней мне и хотелось бы поделиться с собратьями по страсти.

В деревню Стогово я приехал за два дня до открытия. Несмотря на заверения синоптиков, что якобы весна задержится на две недели, гуси, утки и прочая пернатая братия были уже дома. Весна уверенно вступала в свои права.

К сожалению, в общедоступные угодья разрешения на отстрел гусей, тетеревов и глухарей не выдавались. Довольствовался охотой с подсадной у деревни Климатино. Арендатор Дубакинского охотхозяйства весеннюю охоту на водоплавающих на озере Верестово закрыл.

Что поделаешь? Хозяин — барин.

Я соорудил шалаш и приготовился встречать охотничью весну. Расчистил место для утки, выдернув засохшие прошлогодние стебли, чтобы она в них не путалась. В разных направлениях довольно часто проходили припозднившиеся охотники.

Некоторые из них вскидывали ружья и стреляли по пролетавшим уткам. Это бич нашей весенней охоты. Чтобы не рисковать уткой, я на открытии не стал высаживать ее на воду, оставил в шалаше. Высадил чучело кряквы, а в стороне пару уточек чирка-трескунка и селезня. И все равно по ним отметились два «горячих» охотника. Ну это издержки нашей воспитательной работы…

За первый день охоты я добыл селезня трескунка и крякаша. На следующее утро решил высадить Катьку. Рассвет только угадывался, а я уже сидел в шалаше, прислушиваясь, как плещется в воде Катька.

Наконец, она закончила утренний туалет и подала первую «квачку», оповещая кавалеров о том, что готова к встрече. Утка еще трудно различима в утренних сумерках. Да и кусты отбрасывают тень на воду.

Но вот она зашлась в азартной осадке, и почти рядом с ней опустилась пара кряковых, что «жвяканьем» подтвердил селезень. Кто из них есть кто, не разобрать, и, чтобы не убить утку, я тихонько кашлянул. Гости с шумом сорвались. Я не терял надежды, что кто-нибудь еще пожалует.

Утренний свет набирал силу. На востоке полыхала алая заря. Катька старается. В небе слышится будоражащее сердце «жвяканье» крякового селезня, и вот он, «расфуфыренный» франт, выставив вперед оранжевые лапки, словно с горки, съезжает на воду, скользит по ней, рассекая ее коричневой грудью, останавливается, вертя головой по сторонам, а затем направляется к утке.

Быстро ловлю его на мушку. Выстрел, и красавец забился на воде. Сколько их, зеленоголовых кавалеров, сложили свои буйные головушки от моих выстрелов, а вот до сих пор не могу без сердечного трепета выцеливать очередного красавца.

В эту весну уток было не меньше, чем в прошлые сезоны. В любое время дня можно было видеть в небе парочки и стайки уток разных пород, летящих по своим утиным делам. Погода не всегда бывала устойчивой, и по этой причине я не каждое утро выходил на охоту.

Наступило последнее охотничье утро. Сижу в шалаше. Обстановка располагает к размышлениям. День чудесный. Душа натешилась охотой, и страсти улеглись. Довольно спокойно беру очередного крякаша. Остановись, говорю себе.

Сколько можно сажать на мушку опьяненных страстью кавалеров… Кто-то, читая эти строки, подумает — настрелялся дед, потянуло пофилософствовать. Нет, друзья мои, я не философствую.

Просто с годами приходит мудрость, а не пресыщение охотой. На жизнь жаловаться грех. Это в послевоенное время охота, хотя изредка, но давала кусок мяса к скудному столу. А сегодня она — больше прекрасный повод вырваться на свободу и окунуться в чарующий мир весенней природы.

Я, как и в далекой юности, собираясь весной на охоту, с волнением в душе беру в руки ружье и с глубокими переживаниями усаживаюсь на зорьке в шалаш или лодку, чтобы пострелять селезней, или с радостью отправляюсь с вежливой собакой постоять на вальдшнепиной тяге.

Мне любо оборвать метким выстрелом быстрый полет вальдшнепа или сразить подсевшего крякаша. Я и сегодня вхожу в храм природы с широко распахнутыми от удивления глазами.

Чтобы охота за селезнями была успешной, к ней надо правильно подготовиться. Первым делом найти подходящее место. Оно должно быть любимо и часто посещаемо утками, неглубокое, не заросшее травой и чтобы там отсутствовало течение, не уносило трофеи.

О постройке шалаша много написано классиками и знатоками правильной охоты. Главное требование к нему, чтобы шалаш не просвечивался, не выделялся на общем фоне, позволял маневр ружьем и был с закрытым верхом.

Современные селезни прилетают к нам изрядно настеганными, и, прежде чем подсесть к утке, селезень обязательно убедится в безопасности. Может пролететь на высоте 2–3 метров над шалашом. Заподозрив что-то неладное, он проигнорирует даже самую очаровательную соблазнительницу.

Я закрываю верх шалаша еще и для того, чтобы не было искушения выстрелить влет. Это нарушение Правил охоты. Но главное украшение и успех охоты — подсадная утка. Охота с ней, или, как еще в старину говорили — с манной (круговой) уткой, практикуется в нашем отечестве с давних времен.

По признанию С.Н. Алфераки «… лучшие круговые утки получаются от скрещивания домашних птиц с дикими, но при этом иногда предпочитаются потомства от скрещивания таких полудиких птиц опять-таки с домашними птицами».

Наиболее знаменитыми, по его мнению, являются утки тульские, пензенские, орловские и воронежские. Подсадная утка может одарить охотника большой радостью или доставить разочарование и горечь неудачи. Поэтому подсадную надо готовить.

Еще задолго до открытия охоты, с наступлением погожих дней, уткам надо давать возможность «покупаться» в снегу, в теплые дни наливать воду в корыто или таз и позволять птицам как можно дольше купаться. В феврале от уток отсадить селезня, но так, чтобы они его слышали.

А мой товарищ Николай Науменко вообще не держит селезня. Берет «жениха» на прокат, говоря при этом, что селезень выбирает себе любимую подругу, а других уток может и поколачивать. У каждого владельца свои приемы.

Пришив ногавки уткам, подрезав им крылья, их начинают вызаривать. Для чего уток высаживают на плес или образовавшуюся у дома лужу, предварительно привязав, так, чтобы они не путались, дают им возможность плескаться и кормиться в течение 30–40 минут, в последующем «водные процедуры» увеличивают до трех часов.

Тогда они могут подолгу работать, не намокая. Неоткупанные утки быстро намокают и рвутся на берег. Бывали случаи гибели птиц от переохлаждения. Я на кол креплю шнур с подсадной, насаживаю кружок — на него утка при необходимости может выбраться и отдохнуть.

Подсадные должны обладать соблазнительными и доносчивыми голосами, не бояться хозяина и идти на его зов. Не каждый охотник так может подготовить утку к охоте. Есть и такая мелочь: на охоте не всегда удается достать трофей. Глубоко.

Незаметное течение или ветер относят добычу от берега. Для такого случая держите в рюкзаке спиннинг с катушкой и тяжелой блесной. Три-четыре заброса, и селезень у вас в руках. Если не хотите таскать спиннинг, то при необходимости можно вырезать сучкастую палку и, привязав к ней тонкий шнур, попытаться забросить ее за птицу.

С первого раза может и не получиться, потренируйтесь. Это уж не такой сложный прием. На этой охоте вполне пригодно ружье 12-го или 16-го калибра, патроны с дробью № 5 или № 4.

В общем, ищите, и вы найдете свои приемы и способы, как перехитрить весной осторожного селезня и достать трофей, не набрав воды в сапоги.

Источник: ohotniki.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 × четыре =