Учетный вопрос — продолжение обсуждений

Фото Антона Журавкова

Позднее, уже в полном объеме, она также была опубликована и в интернете (http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2017/12/18/650026-zmu-vyizyivaet-mnogo-sporov-i-kritiki.html).

При этом оригинальное название было изменено на «ЗМУ вызывает много споров и критики». В моей практике раньше случалось, когда редакция меняла скучный авторский заголовок на более интересный его вариант, придавая таким образом материалу здоровой остроты и интриги.

В данном же конкретном случае, полагаю, «смена вывесок» оказалась неудачной. Во-первых, отвлекла читателя от основной темы статьи: о произвольной дискреции госорганов в вопросах мониторинга  и лимитирования добычи ресурсов охотничьих животных.

Во-вторых, необоснованно дала повод предположить критическое отношение автора статьи к методике зимнего маршрутного учета в целом.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание опубликованную позже статью В. А. Кузякина «Зимний маршрутный учет: проблемы остались» (http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2018/02/03/650422-zimniy-marshrutnyiy-uchet-problemyi-ostalis.html), вижу целесообразным более развернуто изложить свою точку зрения по вопросу «учетной тематики».

Продемонстрированную уважаемым Владимиром Александровичем манеру выражения отношения к своим коллегам по «научному цеху» (д.б.н. Глушкову В.М. и к.б.н. Скуматову Д.В.) при этом считаю недостойной обсуждения. Так хочется видеть в людях, особенно в профессионалах, только прекрасное…

Теоретизировать на рассматриваемую тему с точки зрения методических аспектов тоже не стану – для этого в научном сообществе существуют специальные дискуссионные площадки и предусмотренные процедуры.

Читайте материал "Устраняется неопределенность в законе об охоте"

Изложу свое видение ситуации, основанное на личном профессиональном опыте «пользователя» разных методов учета.

Начну с подтверждения  ранее сформулированной позиции: безусловно,  без проведения качественных учетов охотничьих животных невозможна реализация принципа рационального использования их ресурсов, обеспечение соблюдения гармоничного баланса между количеством животных и емкостью среды обитания.

И, конечно же, зимний маршрутный учет (научно-обоснованная, признанная профессиональным сообществом методика ЗМУ) занимает свое достойное почетное место среди принятых методик учета.

Для меня это так же очевидно, как и то, что осуществление мониторинга методом ЗМУ-12 (ЗМУ в редакции приказа Минприроды России № 1 от 11.01.2012 г.) ничего общего с качественным учетом охотничьих животных не имеет.

И очевидно это не только мне. «…Нужно игнорировать приказ № 1 явочным порядком. Все вместе!!! А если суды на местах будут поддерживать идиотские решения, запрещать охоту, то нужно доказывать им, что они тем самым способствуют развитию массового браконьерства и в целом проводят антигосударственную политику…», — вот как, к примеру, отзывается о ЗМУ-12 уважаемый В.А. Кузякин («Методические указания по учету: нельзя помиловать»).

Приводя цитату, считаю необходимым отдельно отметить, что при этом не являюсь сторонником радикального подхода к решению вопроса. Революция, саботаж – все это, по моему мнению, не те методы, что приемлемы в современном цивилизованном обществе.

Мой личный практический опыт в проведении зимних учетных работ начался в 1990 году, когда мы, будучи студентами, с энтузиазмом участвовали в отработке методики многодневного оклада под руководством нашего преподавателя Ивана Николаевича Соломина.

Позже, с 1993 года, уже в порядке выполнения производственных задач, имела место ежегодная ударная отработка ЗМУ. Исполнитель маршрутов, исполнитель работ на пробных площадях, исполнитель троплений суточного наследа разных видов, организатор работ  и в административном районе, и в регионе РФ – в разные годы в разном качестве довелось «поучаствовать».

Таким образом,  о том, что с ЗМУ знаком «не понаслышке», могу утверждать ответственно. По мере накопления опыта и объема информации единственный нюанс, связанный с расчетом плотности населения лосей, с некоторых пор начал вызывать у меня вопросы.

Среднее значение пересчетного коэффициента, рассчитывавшееся нами самостоятельно по результатам отработки больших пробных площадей, всегда получалось больше 1.  В отдельные годы – ближе к 2. Кроме того, лично мною за все годы отработки ЗМУ было выполнено порядка 20 троплений суточного наследа лосей.

Читайте материал "Минприроды обобщила результаты работы по охране природы за пять лет"

Длина троплений «без гонной части» составляла  (примерно) от 100 метров (единственный случай — сплошная жировка с лежками, без линейных переходов) до 1,8 км. В среднем — «в районе» 1 км. «Гонная» часть наследа при этом могла составлять в отдельных случаях и более 3 км.

Одновременно ко мне попадали карточки троплений лося другими исполнителями, с данными длины суточного хода лося и в  3, и в 4, и даже более 7 км.

Практически в каждом случае разбора подробностей тропления с исполнителем при этом выяснялось, что или он не умеет правильно определить конец «гонной» части наследа и, соответственно, начало естественного (не под влиянием оказанного фактора беспокойства) перемещения лося.

Или же в условиях многоследицы не может гарантировать, что закончил тропление именно того самого лося, которого и начал тропить, а не второго-третьего-четвертого по счету. Но полученные по результатам троплений лично мною данные нигде не публиковались, не архивировались, воспоминания носят приблизительный характер и, следовательно, не могут служить в качестве аргумента в серьезной дискуссии.

Однако официально опубликованные данные со счетов не скинешь. Например, в Ленинградской области средняя длина суточного хода лося во 2-й половине зимы в 1963-1966, по данным исполнителей очень высокой квалификации, составляла 1287 м (Тимофеева Е.К, Лось, 1974).

Но по этим результатам троплений пересчетный коэффициент ЗМУ для лося должен бы колебаться для Ленинградской области около значения 1,23. Откуда взялся утвержденный  в рамках ЗМУ-12 пересчетный коэффициент 0,54 – большой вопрос, на который никто не дает ответа.

Как, впрочем, и на другой вопрос: а что за «гений» додумался предложить Минприроды юридически утвердить фиксированные значения для объективно переменных величин? Надо же было так подставить уважаемое министерство…

Наиболее интересный опыт в проведении учетов приобретен мною в период с 2014 г. по настоящее время. Когда ежегодно, одновременно с ЗМУ, мы стали проводить еще и альтернативные учеты – по методике учета лосей многодневным (повторным) окладом, принятой ФГБНУ ВНИИОЗ им. проф. Б.М. Житкова (далее по тексту- ВНИИОЗ) и позднее одобренной методической комиссией соответствующего Отделения РАН (автор к.б.н. Скуматов Д.В.).

Читайте материал "Уроки Главохоты: сегодня нет государственного контроля"

А в ноябре-декабре 2017 дополнительно провели еще и учет лосей прогоном, совместив его с проведением загонных коллективных охот. При этом были соблюдены необходимые условия для обеспечения объективности результата учета, несмотря на то, что их соблюдение отрицательным образом отразились на результативности охот.

Отдельно следует отметить, что все работы проводились нами либо под непосредственным методическим руководством ВНИИОЗ, либо в условиях осуществления авторского надзора.

Одновременно нами были обеспечены все необходимые условия для обеспечения контроля со стороны регионального уполномоченного госоргана.

Читайте материал "Госдума планирует разрешить охоту в зеленых зонах"

Можно констатировать,  что начиная с 2014, деятельность по проведению зимних учетов мы организовали примерно в соответствии с представлениями о правильном подходе к данному вопросу уважаемого В.А. Кузякина: «…многие виды охотничьих животных должны были учитываться несколькими методами, что давало возможность сопоставления, анализа сопоставленных данных, выявления недостатков того или иного метода и определения наиболее объективной численности животных. К сожалению, эта программа не выполнена до сих пор…». (http://ohota-kuzenkov.ru/index.php?id=45:2012-09-04-08-20 22&option=com_content&view=article).

Не стану обременять читателей всеми подробностями полученных нами результатов. Часть их уже опубликована в научных статьях, часть —  готовится к публикации. Поделюсь лишь выводами о сопоставимости результатов, полученных при применении разных методов учета.

В 2014 и в 2015 годах расчетные данные плотности населения лося, полученные при применении метода многодневного оклада, сопоставимы с аналогичными данными, полученными на той же исследуемой территории в одно и то же время при применении метода ЗМУ (в расчетах использован не назначенный приказом Минприроды, а рассчитанный по фактическим данным пересчетный коэффициент).

С 2016 по 2018 отрабатывалось всего по 2 маршрута ЗМУ, что исключает возможность корректного сравнения его результата с результатом многодневного оклада. Данные плотности населения лося, полученные методом многодневного оклада в январе–феврале 2017 корректно сопоставимы с данными, полученными на той же исследуемой территории методом прогона в ноябре – декабре.

Читайте материал "Минприроды: изменения в Правила охоты не создают условия для VIP-браконьерства"

Получается, нет оснований критиковать какой-либо из апробированных нами методов с точки зрения пригодности его к практическому применению?

В ходе дискуссий, в которых мне довелось участвовать, высказывалось мнение о «сложности» метода многодневного оклада. О том, что его применение предполагает «более высокие требования к квалификации учетчиков».

Ну, во-первых, сразу возникает вопрос: так мы собираемся повышать кадровый потенциал, компетенции работников охотничьего хозяйства, а одновременно и престиж работы в отрасли, или будем адаптировать наши цели и задачи под тот контингент, что работает по факту? Прямо скажем — людей зачастую случайных?

Во-вторых: в нашей практике егеря со средним  специальным техническим образованием (но с опытом участия в ЗМУ) прекрасно справились с функцией исполнителей при регистрации следовой активности на маршрутах многодневного оклада после одноразового инструктажа, что неоднократно подтверждалось в ходе проводимых внутренних проверок. Так что аргумент надуманный.

А вот что в зимних учетах действительно требует очень высокой квалификации исполнителя – так это проведение тропления суточного наследа зверя с целью последующего расчета пересчетного коэффициента ЗМУ. Из множества учетчиков мне известны единицы, выполнявшие эту функцию без ошибок.

Еще один миф – неоправданно высокая трудозатратность метода многодневного оклада. Прежде, чем рассмотреть этот вопрос, предлагаю вспомнить объективную данность, которая многими коллегами воспринимается «без энтузиазма»: в соответствии с Федеральным законом «О животном мире» охотпользователи обязаны проводить учет именно и только используемых ими объектов животного мира.

Отработка 2-3 маршрутов ЗМУ на территории охотхозяйства 10-30 тыс. га. в рамках участия в общерегиональном мониторинге не может рассматриваться, как безусловное выполнение указанной задачи. Невыполнение корректного учета в границах хозяйства по сути своей является несоблюдением требований Федерального закона.

Итак, по методике многодневного оклада ВНИИОЗ (автор к.б.н. Скуматов Д.В.) на площади 10 тыс. га., в зависимости от плотности населения и равномерности распределения лосей, необходимо отработать от 6 до 12 пробных площадок со стороной оклада в 1 км.  При этом в случае возникновения методической необходимости в отработке площадок в количестве более 6 полноценный режим отработки (три дня полевых работ) осуществляется только на 6 из них.

Еще на 6 площадках необходимо отработать всего по 1 дню на каждой. Таким образом, полевая часть работ составит от 18 до 24 чел./дней. Это совсем немного, учитывая, что многодневный оклад по методике, утверждавшейся в 2014 г. приказом ФГБУ «Центрохотконтроль» от 13.11.2014 № 58, для такой же территории предполагает 52 чел./дня трудозатрат.

Дополнительных трудозатрат на проведение троплений зверей разных видов для расчета пересчетных коэффициентов ЗМУ не требуется, поскольку прямым результатом отработки маршрутов многодневного оклада является не показатель следовой активности, а показатель числа особей, учтенных в пределах отработанных пробных площадей.

Применение метода ЗМУ предполагает отработку 35 маршрутов по 10 км. на любой  исследуемой территории менее 200 тыс. га. Если маршруты невозможно заложить в таком количестве, методом допускается многократная отработка меньшего количества равномерно распределенных маршрутов. Используя данную возможность, снизим трудозатраты по максимуму, т.е. вопреки здравому смыслу заложим всего 1 маршрут в 10 км. и 35 раз его «отработаем».

Читайте материал "Минприроды разрешило отстреливать с вертолетов и транспортных средств кабанов и оленей"

Итого: 1 день затирки и 35 дней учета, т.е. 36 чел./дней в условиях смоделированной нами практически нереальной ситуации. Если же не доводить снижение трудозатрат до абсурда, они составят 70 чел./дней.

Если добавить к этому объему необходимость проведения троплений для определения корректных значений пересчетных коэффициентов ЗМУ, то трудозатраты возрастут дополнительно в зависимости от числа троплений.

Читайте материал "Предложена уголовная ответственность за транспортировку незаконно добытых ценных животных"

Таким образом, применение метода многодневного оклада (по методике ВНИИОЗ) на исследуемых территориях до 30 — 40 тыс. га. (зависит от плотности населения и равномерности распределения лосей на конкретной исследуемой территории) менее трудозатратно, чем применение метода ЗМУ.  

От сотрудников регионального госоргана мне неоднократно доводилось слышать утверждение, что все охотпользователи должны выполнять учет по единой методике (ЗМУ-12).  Позиция понятна – их ориентирует к осуществлению государственного мониторинга данным методом вышестоящее руководство. 

Однако в регионе много охотхозяйств, больших и маленьких. Расположены они в разнотипных угодьях, да и работают не все одинаково.  Охотоведы хозяйств, стремящиеся работать профессионально, заинтересованы в объективной информации об эффективности именно своих усилий.

Они проводили бы учёты даже в отсутствие каких-либо законодательных обязаний. При этом, поскольку ведение охотничьего хозяйства – экономическая деятельность, охотпользователи неизбежно соизмеряют соотношение затрат и доходов.

Проведение учета методом ЗМУ-12 в любом отдельно взятом охотничьем хозяйстве,  площадью хоть  3, хоть 200 тыс. га., требует одинакового объема трудозатрат. Т.е., для получения одинакового результата в пересчете на единицу территории маленькое хозяйство вынуждено нести обременения (в том числе финансовые), кратно превышающие аналогичные обременения большого хозяйства.

В контексте изложенного очевидно, что понуждение госорганом охотпользователей к применению ими в хозяйственных целях только метода ЗМУ-12 противоречит не только здравому смыслу, но и нормам законодательства о защите конкуренции.

Если существует несколько принятых методик учета, позволяющих получать сопоставимые результаты, какой смысл в том, чтобы препятствовать хозяйствующему субъекту делать выбор в пользу той, что оптимизирует его затраты на получение мониторинговых данных?

Тем более что законодательством прямо установлено, что учетные работы проводятся «в соответствии с принятыми методиками, а при их отсутствии — по имеющимся научным подходам» (приказ Минприроды России № 963 от 22.12.2011).

Но вышесказанное – это моя точка зрения. Например, арбитражный суд в нашем регионе (пока на уровне апелляционной инстанции) поддерживает иной порядок вещей. При предлагаемом порядке обоснованные данные государственного мониторинга и основанная на них заявка охотпользователя на установление квоты добычи имеют второстепенное значение.

Приоритет признается за мнением госоргана. При этом госорган вовсе не обязан аргументировать свое мнение какими-либо фактическими данными или юридическим обоснованием.

Формулировка же из обращения экспертной комиссии к заказчику государственной экологической экспертизы (ГЭК): «Откорректировать проект Губернатора… «Об утверждении лимитов и квот добычи охотничьих ресурсов…» » ( т.е., сам объект экспертизы) признается судом, как стандартное заявление  экспертов о необходимости представления заказчиком дополнительных материалов для всесторонней и объективной оценки объекта ГЭК.

Таким образом, пожелания подобранных госорганом, ответственным за проведение ГЭК, экспертов, с готовностью исполняемые другим госорганом (заказчиком ГЭК), способны полностью заменить и проведение учётов, и мониторинг в целом.

Пожалуй, позволим себе с этим не согласиться и воспользуемся правом обратиться в вышестоящую инстанцию суда…

Читайте материал "Охотинспекторов с лесниками и рыбоохраной перекрестят"

В завершение поддержу еще одно из мнений уважаемого В.А. Кузякина: «…Охотничьи животные – это ресурс, ресурс для человечества, который нужно использовать очень умело. Это не ископаемые природные ресурсы, как правило, исчерпаемые. Дикие животные – неисчерпаемый ресурс, если вести его мониторинг… » (http://ohota-kuzenkov.ru/index.php?id=45:2012-09-04-08-20-22&option=com_content&view=article).

От себя могу только добавить к сказанному, что мониторинг нужно вести не просто как-нибудь, а  делать это грамотно, не игнорируя научные подходы и не замыкаясь на каком-то одном из них. А вот как раз с этим сегодня очевидно наличие серьезных проблем системного характера.

Источник: ohotniki.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9 − 5 =