Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

Фото из архива Анатолия Дурандина.

— Анатолий Николаевич, каков Ваш охотничий стаж?

— Шестилетним я начал ходить со взрослыми охотниками в лес. В семь лет в первый раз выстрелил из ружья. В двенадцать облазил с двустволкой в окрестностях родной деревни все леса и поля в поисках дичи, и часто небезуспешно. К великому сожалению, ныне у подростков нет такой возможности.

— По образованию Вы охотовед?

— Да, в 1985 году я закончил ВСХИЗО, получив диплом биолога-охотоведа. Председателем правления Яроблохотрыболовобщества работаю с апреля 1988 года. Мой выпуск дал много известных в отрасли специалистов.

Это Александр Сидоренков, много лет проработавший начальником охотуправления Смоленской области; Виктор Шабанов, большую часть своей жизни посвятивший системе охотнадзора, ныне он заместитель председателя Ярославского комитета по охране и использованию животного мира; Михаил Крюков — председатель правления Нарофоминского РО, Татьяна Тишкевич, много лет проработавшая в аппарате ЦП РОРС.

— Сколько членов в областном обществе и как повлияло введение госохотбилета на членство?

— В Яроблохотрыболовобществе последние годы численность членов колеблется в пределах 15–16 тысяч человек. В лучшие годы было 22 тысячи. Так что введение единого госохотбилета хоть и ударило по обществу, но не стало фатальным. Заслуга в этом во многом принадлежит грамотному управленческому решению, принятому в далеком 1992 году.

Читайте материал "Интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным в 2010 году"

Тогда по моей инициативе все районные охотобщества были переведены на самофинансирование и хозрасчет (помните такие термины?), т.е. стали самостоятельными юридическими лицами. Это заставило каждого районного председателя в те нелегкие годы научиться «крутиться» — считать и зарабатывать, а не дожидаться, когда из области пришлют деньги на зарплату, биотехнию, горючее и т.д.

А ведь именно так это происходило с подотчетными районными обществами. Именно из-за этого районы были вынуждены беречь поголовье лося — этот золотой запас охотничьего хозяйства, ведь деньги от охот уходили в область.

Теперь все по-другому, мы живем на отчисления, которые производят районы.

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

Фото из архива Анатолия Дурандина.

— Сколько в области охотпользователей и как отстроена система взаимоотношений с ними? Есть ли координация деятельности при решении общих вопросов?

— В области 44 охотпользователя, самый крупный из них — наша организация (1600 тысяч га охотничьих угодий, чуть более 50 % от всех закрепленных). Есть охотпользователи, которые постоянно консультируются с нами по охотничьим вопросам, как со старшим братом, но есть и такие, с которыми нет никаких контактов.

Читайте материал "Владельцев оружия могут обязать носить опознавательные знаки""

Единственный объединяющий орган— это областной комитет по охране и использованию животного мира.

— За счет каких средств удается поддерживать финансовую стабильность общества? Только ли взносы и путевки служат источниками наполнения бюджета общества?

— У нас невысокие членские взносы: 1000 рублей — вступительный взнос, и есть ежегодные, в зависимости от стажа в организации:

  • до 5 лет — 1000 рублей;
  • от 6 до 10 лет — 700 рублей;
  • от 11 до 20 лет — 500 рублей;
  • от 21 до 30 лет — 300 рублей;
  • от 31 до 40 лет — 200 рублей;
  • от 41 года  и выше — освобождение от уплаты.

При получении разрешений на пернатую дичь осенью, либо на  зайца, для членов  добавляется еще 1000 рублей, а на вальдшнепа весной — 400 рублей. Есть льготы для ряда категорий, вплоть до бесплатного оформления.  

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

ФОТО DARREN BOW/FLICKR.COM (CC BY 2.0)

На эти деньги не разбежишься. Большая часть денежных средств зарабатывается организацией охот на диких копытных животных, медведя, глухаря, тетерева…

Читайте материал "Лишили оружия на год за пиво: но не получишь обратно пять лет"

К большому сожалению, резко сократились поступления денежных средств от проведения охот для иностранных охотников. В последние годы из-за административных барьеров и сложностей с оформлением ввоза/вывоза оружия мы принимаем единицы иностранцев, а были годы, когда принимали до 300 человек за год.

— Близость к Москве осложняет Вашу жизнь как руководителя или помогает?

— С одной стороны, это большой плюс, так как в Москве много тех, кто готов платить за организацию охоты, и едут они к нам охотнее, чем, скажем, в Кировскую область. С другой стороны, министерства и прочие влиятельные ведомства тоже рядом, и разгребать организационные авралы под конец сезона нам приходится намного чаще, чем удаленным от столицы региональным охотобществам.

— Как областное общество встроилось в новую законодательную базу? Удалось ли сохранить угодья, заключены ли охотхозяйственные соглашения? Есть ли нерешенные вопросы? Что Вас как руководителя не устраивает в законодательстве?

— Росохотрыболовсоюз был преобразован в Ассоциацию вскоре после того, как я заступил на должность председателя правления Яроблохотрыболовобщества. Работать приходилось в разных условиях.

Многое, конечно, зависело от роли Центрального правления Ассоциации, от того, как его аппарат защищает и отстаивает наши интересы в столице.

Сегодня РОРС возглавляет грамотный охотовед, какой и нужен нам на данном этапе. Для нас, охотоведов, Татьяна Сергеевна Арамилева — свой парень.

Читайте материал "Интервью с президентом РОРС Арамилевой Татьяной Сергеевной"

Хоть нам и не удалось сохранить все угодья, на все, что осталось (а это почти 60 % от общей площади областных охотугодий), заключены охотхозяйственные соглашения сроком на 49 лет.

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

Фото из архива Анатолия Дурандина.

Но, увы, нет никакой уверенности в том, что завтра в законе или каком-то подзаконном акте не поставят пару новых запятых и соглашения будут объявлены ничтожными. Я успел поработать при СССР и знаю, что такое государственная стабильность, а сегодня «покой нам только снится».

После вступления в силу «Закона об охоте…», особенно после выхода подзаконных актов, принятых в его развитие, мы, извините за жаргон, «кувыркаемся» в откровенной дури. Охотничьего хозяйства страны не существует, есть охотпользование, которое нормативно приравнено к «добыче песка и щебня».

Такой подход не может способствовать развитию охотничьего дела. Хорошо хоть в области работают грамотные специалисты и — ох, боюсь сглазить! — с надзорным субъектовым органом мне всегда удавалось выстраивать полезные для дела рабочие отношения.

— Область считается ведущей по количеству добываемых копытных в стране. Это заслуга охотоведов и охотинспекторов области или это дар от северных соседей в виде миграционных потоков?

— Лосей, говорите, у нас много? Так все просто! В нашем регионе ни я, ни мой предшественник, никто из первых лиц охотнадзора области не позволил себе отстрелять более одного лося по одному разрешению.

При таком подходе на районном уровне инспекторам и председателям сложно было поступать иначе (и так, соответственно, до егерей). Попавшиеся на браконьерстве, а такие были, безжалостно изгонялись.

Читайте материал "Главному федеральному инспектору Ярославской области вынесли мягкий приговор"

В 2002 году, сотрудник Центрохотконтроля И.К. Ломанов проводил у нас авиаучет лосей, при этом захватил ряд соседних регионов, чтобы уличить Ярославскую область в завышении учетных данных, но сам насчитал 13 тысяч голов, в то время как соседние регионы были практически пусты.

После учетов Игорь Константинович благодарил руководителей охотуправления и охотобщества за работу по сохранению поголовья лося. Если кто считает, что у нас в Ярославской области не свои лоси, а перекочевавшие из других регионов, пусть остается при своем мнении.

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Доказывать никому ничего не собираюсь. Пусть такие вспомнят, всегда ли они позволяли себе стрелять одного зверя по одной «бумаге».

Чтобы восстановить численность лося, необходимо изменить принцип формирования квот и лимитов добычи копытных. А для этого нужно научиться точно определять численность зверя в регионе.

Сегодня данные ЗМУ после «усовершенствования» методики проведения и при страстном желании охотпользователей иметь побольше квоту на добычу копытных, отмечающих для этого в учетных карточках нужное им количество пересечений, никуда не годятся.

Решив проблему с достоверностью учета на уровне страны, Москва должна устанавливать лимит на регион, а сам регион должен определять квоты для своих охотпользователей, разделив лимит по утвержденной методике.

Читайте материал "Прошла успешная охота в Ярославской области"

И конечно, необходимо исключить возможность добычи нескольких животных по одному разрешению за счет внедрения более эффективных методов фиксации момента добычи. Тем, кто на мои слова покрутил пальцем у виска, отвечу, что иначе численность лося никогда не восстановится.

— Какие традиционные охоты, кроме охот на копытных и медведя, особенно любят ярославские охотники?

— Наиболее распространена среди ярославских охотников летне-осенняя охота на утку, немало любителей погонять зайца. Последнее десятилетие получила развитие охота с легавой собакой.

На учете в нашей организации состоят 285 гончих собак и 178 легавых. Многие весной охотятся на вальдшнепа на вечерней тяге. В Ростовском районе нашей области, в окрестностях озера Неро, очень популярна охота с подсадной уткой,.

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

Фото из архива Анатолия Дурандина.

— Как, по Вашему мнению, повлияет принятие закона о жестоком обращении с животными на охотничье собаководство?

— Такой закон должен быть! Но он должен трактовать, что считать жестоким обращением, а что нет. Главное — не доводить все до абсурда. Ставить вопрос о бесконтактном поведении собаки со зверем — то же самое, что запретить хищников в природе: они-то уж точно со своими жертвами вступают в контакт.

Изменения, принятые в первом чтении «Закона об охоте…» по данной проблеме, по сути, еще один гвоздь, забитый в крышку гроба охоты. Это похороны России как великой пушной державы.

Обращаясь к президенту страны, хочется сказать, что зоозащитники, отстаивая свои позиции, делают то же самое, что делали зеленые на нефтедобывающей платформе «Приразломная», только более хитро.

— Удовлетворены ли Вы как охотпользователь работой Департамента охоты МПР РФ?

— Когда департамент возглавлял А.Е. Берсенев, в развитие «Закона об охоте…» была выдана на гора масса положений, которые, как правило, дублировали текст закона, ну а если что-то и добавлялось, то, наверное, с целью кому-то или чему-то навредить.

Простой пример — форма заявления на выдачу разрешений на охоту. Или запрет охоты в участках нагонки, натаски… Будилин много и правильно говорил, но так ничего и не совершил.

Читайте материал "Интервью с директором Департамента охоты С.Н. Будилиным в 2016 году"

Что положительного случилось при Филатове? Наблюдалась консолидированная с охотпользователями позиция по внесению изменений в известную 71-ю статью упомянутого мною закона об охоте. Что будет дальше? Поживем — увидим.

Надо понимать, что департамент не является самостоятельным лицом и у его руководителя есть начальники, которые указывают, как и что делать.

 

Сделать можно многое: интервью с председателем Ярославского ООиР А.Н. Дурандиным

Фото из архива Анатолия Дурандина.

Если меня спросят, что надо делать, чтобы исправить ситуацию, отвечу. Первое: многое можно сделать, чтобы облегчить жизнь охотникам и пользователям, переработав нормы, уже утвержденные приказами МПР (нормативы, правила охоты, положения о порядке выдачи разрешений и т.д.). Это должен быть первый шаг.

Следующий этап: по согласованным с охотпользователями позициям начать вносить изменения в «Закон об охоте…», чтобы постепенно подойти к изменению его смысловой концепции от охотпользования к арендным отношениям.

Читайте материал "Директор Департамента Филатов А.А. охоты о проблемах и перспективах развития"

— Когда последний раз Вы были на охоте? Приходится ли Вам бывать на протокольных охотах? Чаще всего охотитесь с друзьями или команды подбираются случайно?

— На охоте я был вчера. Душой отдыхаю, когда охочусь с друзьями, но в силу занимаемой должности приходится бывать и на других охотах — во благо охотничьего дела и людей, которые меня выбрали для отстаивания их интересов.

— Охотитесь только дома или в других областях России или мира?

— Охочусь постоянно в Ярославской области. Один раз стрелял перепелов в Краснодарском крае. Три раза бывал на охоте в Костромской области, охотился на медведя, зайца и гуся. Лет 20 назад отстрелял европейскую косулю в Германии.

— Спасибо за интервью, Анатолий Николаевич, до новых встреч!

Источник: ohotniki.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

семь + шестнадцать =