Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

Усадьба Богдарня — кусочек вымышленной истории в окружении современной действительности. Фото Екатерины Макаренковой.

Итак, Джон Кописки, оставив привычную жизнь в Туманном Альбионе, приземлился в Петушинском районе, что в ста километрах от столицы.

Расстояние, по современным меркам, небольшое, но само место и сегодня не избаловано благами цивилизации.

Построил господин Кописки в русской глубинке богатую усадьбу, назвав ее, как и соседнюю деревушку, Богдарня. Со стилем долго не мучился, и получилось нечто эклектичное — помещичья архитектура с бетонными коровниками. Но хоть бы и так.

Приглашение на конную охоту к английскому владельцу конного хозяйства и агро-туристического комплекса мы получили от Дианы, с которой познакомились на конно-спортивной базе «Аванпост».

Приглашение было заманчивым по разным причинам. Но главное, Диана пообещала нам настоящую парфорсную охоту с трофеями. Впрочем, для нас добыча стояла на втором плане, гораздо важнее было увидеть все своими глазами и почувствовать азарт такой охоты.

Итак, мероприятие намечалось зрелищное. В «Аванпосте» под Можайском нас ждал настоящий праздник, участники которого, задолго готовясь к нему, шили одежды и начищали амуницию до блеска.

Сразу было видно, что они обращают внимание на каждую мелочь. Костюмчики на наездниках сидели безупречно — не придраться. Задавшая моду в таких охотах Англия не оставила вариантов для разночтений установленных канонов. Однако Россия не просто учится, а в любое дело привносит что-то свое.

 

Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

В живописных окрестностях Богдарни проводятся не только конные охоты, но и шоу, соревнования по конкуру и драйвингу. Фото Екатерины Макаренковой.

Хороши, конечно, были лошади — рысаки, тракены и беспородные. Не бог весть какие дорогие, зато взлелеянные хозяйской заботой и любовью. К ним было особое внимание.

Фантазии наездников и их стремление сделать своих красавцев еще прекраснее не знали границ. С собаками же все обстояло иначе. На утренних сборах были две швейцарские гончие и итальянская легавая. Однако в лес этих собак не взяли, ограничились фотосессией.

Читайте материал "Еще раз о "пестреньких" и о "французских булочках""

Давно заметил, что охотничьи собаки больше других страдают за свою красоту и интеллект. Часто их заводят не для охот, а для украшения интерьеров, и некоторые породы превращаются в «диванные приложения», испуганно вздрагивающие при звуках падения ложки со стола. Не говоря уже о панике, которую они испытывают от раздающихся выстрелов из оружия любых калибров.

Посещая европейские охотничьи выставки, мы не пропускали программы, посвященные верховым охотам. Самой незабываемой из них была охота во Франции, близ города Бло.

На большом поле в несколько гектаров, у подножия средневекового замка Шамбор, съехавшиеся из разных провинций титулованные наездники и наездницы демонстрировали свое искусство
управления гончими собаками и лошадьми. Это было красивое зрелище. Во всем чувствовались традиции, передаваемые из поколения в поколение: в программе выставки участвовали как пожилые дамы, так и их дети и внуки.

Но одно дело Европа, а другое — российская глубинка. Уже за ужином при обсуждении плана мероприятия в Богдарне на предстоящий день стало понятно, что лис и зайцев во Владимирской области предостаточно, но привезенные собаки больше годились для выставочных показов, чем для изнурительных погонь за зверем по лесам и полям.

Да и сложно было представить, что одетые в стиле маскарада всадницы, съехавшиеся сюда, бросятся в лесную чащу за трофеем. Но мы были готовы ко всему, лишь бы это было красиво и азартно.

 

Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

Фото Екатерины Макаренковой.

Настрой у «охотниц» был боевой. Стараясь не пропустить что-то важное, они нетерпеливо перебивали организаторов и с ученическим вниманием разглядывали карту маршрута, в которой, как мне показалось, ничего толком не понимали.

Надо с сожалением отметить, что во всей компании было всего лишь два наездника мужского пола. Даже организатором этой охоты была молодая женщина — Диана Добржецкая, взявшая на себя все заботы от расселения до самого выезда. Она заранее продумала и составила маршрут движения, тщательно все подготовила…

Ранним утром захлопали двери и затопали по деревянным полам каблучки начищенных сапог. В коридоре запахло женскими духами и гуталином. По домашней привычке нам хотелось еще чуть-чуть поваляться, но, понимая, что ждать нас никто не будет, мы поспешили одеться в приготовленную по случаю одежду и вышли на улицу.

Читайте материал "За пещерным медведем: выкурить зверя нужно уметь"

Легкий морозец во влажном воздухе напоминал скорее весеннее утро, чем ноябрьское, правда, без птичьего гомона и аромата набухающих почек. В отгороженном тяжелыми портьерами закутке зала нас ждал завтрак. Сонные женщины в передниках и кокошниках, улыбаясь, комментировали меню.

 — Английский завтрак, господа! — говорили они подходящим к столам участникам.

Видимо, все их познания в этом вопросе были почерпнуты из известного шедевра российского кинематографа с Василием Ливановым в главной роли. А англичанин, чтобы не баловать публику, делиться секретами родной кухни не желал, явно рассчитывая на непритязательность или неискушенность гостей.

 

Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

Фото Екатерины Макаренковой.

Рассиживаться времени не было. Да и вкушать кашу, сваренную на воде, особо не хотелось. Выпив жидкого чая, мы отправились к месту сбора.

Кто-то уже сидел верхом, а кто-то седлал и прихорашивал лошадь к предстоящей фотосессии, не забывая и о себе.

Обстановка была праздничная. На площадку приехал егерь с мелкашкой за спиной. Чтобы все шло по правилам, он выписал путевки на одного зайца и одну лису. Бравый всадник запрыгнул в седло и, сняв с плеча охотничий горн, протрубил сбор.

Всадницы подчинились команде, и образовался строй. Сделав несколько фотографий, мы в последний раз уточнили маршрут и, стараясь не отставать от головной машины, выехали в лес. Снега было достаточно, чтобы определить следы лесных обитателей.

К сожалению, ни заячьих, ни лисьих отпечатков я не увидел, как ни всматривался. Зато был сильно удивлен кабаньими копками и свежими следами копыт поросячьего семейства в камышах у болотца.

Когда в лес привезли собак, которые сильно растерялись в «дикой природе», я понял, что все мероприятие затеяно только ради красивых фотографий на долгую память.

Вдоволь нафотографировавшись, хозяйки попросили меня пустить своих любимцев в багажник пикапа, и на этом их воскресная тусовка закончилась.

Для охотника подобное равносильно тому, что он взял на охоту ружье 12-го калибра, а патроны к нему 16-го. Однако я не расстроился. Где еще такое увидишь? Уж точно не сидя у камина на диване!

Согласованный маршрут проходил сначала лесом, где всадники эффектно преодолевали поваленные деревья, канавы и густые заросли кустарников. Мы перемещались, опережая верховых. Щелкали затворы, создавая историю события.

Читайте материал "Концерн Калашникова вступился за охотников перед Росгвардией"

Фотосессия была в разгаре; помимо нас присутствовали еще несколько приглашенных фотографов.
Лес поредел, и кавалькада вышла в поле. Здесь всадники дали волю своим коням, и те, почувствовав свободу, сорвались в карьер.

 

Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

Бракко итальяно — аристократ с выражением печали в глазах. Эту собаку считают прародителем нынешних легавых. Более 2 000 лет назад Ксенофонт описал охоту с этими собаками, которые вместо погони останавливались и указывали на дичь. Фото Екатерины Макаренковой.

От представшей глазам картины захватывало дух. Представьте: живописная осень, и в нее на полном скаку влетают красиво одетые, румяные всадницы и всадники. Разгоряченные животные, как и люди, наслаждаются «полетом».

Когда все скрылись в лесу, мы отправились к следующему месту сбора. Это была большая поляна с заранее набитыми на деревья коновязями. Там уже стояли машины, которые привез к месту встречи персонал из ресторана. Стояли походные столы с одноразовой посудой.

В походных армейских термосах всадников ждали чай и пирожки с капустой и мясом, а лошадей — ведра с мытой морковкой.

Как и английский завтрак, обед выглядел неаппетитно, но проголодавшиеся после зимней прогулки наездники радовались любому перекусу. Лошади послушно стояли на привязи.

Короткий зимний день серел. Похолодало. Чувствовалась усталость после такой насыщенной программы. Было зябко и хотелось поскорее со всеми попрощаться, чтобы до темноты доехать до трассы. А еще очень хотелось есть, но не абы что.

Мы прокручивали в памяти содержимое холодильника и составляли меню барского ужина. На заднем кресле затихли собаки, такие же уставшие и голодные, как мы (их решили в дорогу не кормить).

Повалил мокрый снег. Он налипал на лобовое стекло, и пришлось сбавить скорость. За разговорами мы вскоре оказались на МКАДе. Теперь и до дома недалеко.

Источник: ohotniki.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шестнадцать − 5 =